Экзамен по Ветхому Завету

Отцу Сергию Гулько с благодарностью посвящаю. 
Благоговею перед верующими и образованными священниками. По словам отца Андрея Ткачёва – довольно скандального, но от этого мной не менее любимого, — из моря можно пить, но выпить море нельзя! Это он о Ветхом Завете. Всё прощаю этому батюшке за горячность сердца. Видна из бесед его готовность биться с дьяволом за каждую душу. Прощаю все недочёты за то, что не леностно, себя не щадя, просвещает русский народ. Твёрдо стоит за семью, за главенство и ответственность в ней мужчины. Бывает, сорвётся, выплеснет ярость в запале – грешный человек!

Поживите открыто, как он, — когда пишет техника буквально его каждое слово, хоть недельку – упадёте, не выдержав нагрузки. Проповедники тоже люди и бывают гневливыми, встречала на своём пути разных – нам ли их судить!

Слушала сегодня ночью в интернете, перед экзаменом в учительской семинарии, его лекции по Ветхому Завету, уснула. Вечером не могла найти ответ по билету, а утром проснулась на словах отца Андрея, которые стали этим ответом на вопрос: в каких войнах нельзя было евреям грабить. Оказывается, в религиозных. Слава Богу – день начался с чуда — Бог ответил. По Своей милости!

Экзамен принимает отец Иоанн Боев, он из рода священников. Лектор развесёлого, здорового богатырского вида, ни одного пустого слова. Юмор ему присущ тонкий, размещает он свои шутки продуманно в местах серьёзных – чтоб ослабить напряжение, тогда легче усваивается сложный материал. Конечно, в заочном обучении упор делается на самообразование, но его лекции устроены так благодатно, что частенько в сердце приходит раскаяние – а не это ли главное познание для спасения – познание своих грехов. Духовная школа даёт и образование истинное – от слова ОБРАЗ.

Билет попался о Товите. Что я помнила о нём, кроме его сына Товия, которого в пути сопровождал Ангел и сохранил его «вход и выход», что теперь в молебне о путешествии мы просим Господа сохранить нас, как хранил Товию его небесный спутник. Милые мои соседки-семинаристки дали несколько листов прочитать о Товите, но даже прочитав, особо не смогла запомнить даже и область, где жил благочестивый Товит, пусть он простит меня. Главное в его жизни – благочестие. Он, наставляя сына в путь, учил его делиться не только в богатстве, а всегда. Что имеешь сейчас, тем и делись, хоть и малым чем. Учил в Ветхом Завете по Завету Новому: поступай с другими не так, как поступают с тобой. А как ты ХОЧЕШЬ, чтоб с тобой поступали.

Рассказав это, ответила ещё на несколько самых простых вопросов по Новому Завету, батюшка благословил меня словами: «Всё понятно, можете отдыхать». Но я не поспешила встать с экзаменационного стула, а попросила разрешения рассказать свою историю, вычленив из Промысла Божьего обо мне, грешнице, маленький фрагмент:
-Помните, батюшка, Вы приезжали к моей подруге в дом для нашей встречи? Там я просила Ваших молитв об издании журнала Живое Слово?
-Да, вспомнил, вы мне ещё диск…
-Не в диске дело, это забыто, — поспешила оставить неприятную тему я. — В интернете познакомилась с батюшкой, который стал родным и близким. По его прекрасному письму и совету оказалась я в храме, где настоятелем – Ваше чадо.
-Божье чадо, — скромно, не присваивая себе, а отдавая Богу – Божье, поправил меня отец Иоанн.
-Да, теперь в этом храме издаётся газета Марфа-Мария.
-Прекрасный листок,- похвалил нас батюшка.
-Так это именно то, за что я просила Ваших молитв несколько лет назад, только получилось не журналом, а небольшой газеткой. Так Бог дал! Кстати, отец Ткачёв рекомендует маленькими порциями приучать читателя к душеполезному чтению, отвыкшему от такого за времена безбожия, но без листка не обойдётся человек, умеющий читать.

Вот, вроде и всё, о чём мы кратко беседовали на экзамене в учительской семинарии в честь святителя Игнатия Брянчанинова, что в Красноярске открылась совсем недавно. Вышла, нет, вылетела я, толстенькая весьма и весьма женщина, буквально лёгкой бабочкой под пушистый и редкий снежок, которым Господь старался украсить город, обезображенный газовыми выхлопами машин. Белый храм Покрова выглядел таким же нежным, воздушным, как парящие в небе снежинки. Пошла Бога благодарить – Ему за всё слава! За мной увязался дедок страшненький, чёрненький такой, грязненький-грязнучий – до ужаса! Имя его Сергий, как того батюшки, что благословил меня в храме трудиться.

– Вот чьи здесь молитвы, — поняла сразу. За кем ходят нищие, за тем ходит милость Божия, — тут же вспомнила слова Златоуста, чью Литургию люблю больше самой жизни! Его же и память сегодня – 9 февраля.

Татьяна Акуловская 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий