О главном познании

«Случайностей в жизни нет – всё происходит по Божьему промыслу или попускается ради нашего спасения, отражая наше внутренне состояние и потребности». 
Иеромонах Серафим Роуз 

Вопрос Промысла Божьего мне видится самым интересным в познании Господа Бога. Отец Андрей Ткачёв в беседе о Промысле назвал человека ниточкой в ковре Создателя, стёклышком в Его мозаике. Посыпались возмущённые комментарии о предопределении и бездействии от людей, Бога не ведающих.

«Ведомому Богу» — надпись в Лаврском храме. Ведают Бога православные, ведают, слава Богу! Мы не только ниточки, стёклышки, крохи, винтики. Не о нас ли ещё написано: «Не давайте святыни псам» (Мф7,6), «Пёс возвращается на свою блевотину» (2Пет.2,20)… Не о нас? Ну-ну.

Иоанн Сан-Францисский (Шаховской), проповедник Евангелия по американскому радио Свобода, писал, видя себя внутри Промысла Божия:
БАЛЛАДА О КРОХАХ 
«И псы едят крохи, которые 
падают со стола». Мф. XV, 27.
Крошку белую со стола
Мне сама любовь принесла.
Я хожу под столом вокруг,
Нет ни слов у меня, ни рук.
За столом сидят господа,
Пред ними большая еда.
А я под столом все хожу,
Крошку малую нахожу.
Есть у пса своя благодать
Крошки малые собирать!
Я лишь пес, но я пес с душой,
Мне не нужно крошки большой,
Мне не нужно больших наград,
Жизнь идет светлей, веселей,
Каждой крошке своей я рад.
И над всею жизнью моей.
Крошки неба летят, летят.

Научиться смирению — это путь от рождения к главному моменту жизни — Переходу. Смирение. О нём всё Евангелие. Истинное смирение — заступаться за обижаемых: бедняка, вдову, сироту. Молчать, если тебя обижают, терпеть. Не упрекать. Трудно! Не получается – каюсь, учусь. Есть много возможностей помочь несчастным обрести Христа, сделать счастливыми, а их жизнь богатой и интересной, дать в их бедную руку удочку, чтоб не голодали.

Смиренничество лицемерно. Лицемерие — его главное свойство. Делать вид, актёрствовать, мол, ты в Промысле всего лишь ниточка, от тебя ничего не зависит, глазки вниз – поглядите – мы смиренные.

Согласна с отцами Ткачёвым и Сан-Францисским — в мироздании я ниточка, клеточка, пёс ли – по русской пословице – «хоть горшком назови, только в печку не ставь», но образ Божий есть и во мне, правда, покорёжен грехом. Я человек, но это не звучит гордо, по Максиму Горькому, который, кстати, в анкетах исповедовал себя православным. Человек-то я падший, т.е. заражённый грехом от рождения. Начну тянуться к своему Создателю, к великому Ткачу этого ковра, Пекарю небесных ли пирогов, буду стараться к Нему прилепиться и обрести Его свойства, среди которых, в конце пути, Бог даст, главное — любовь, значит я — ниточка нужная, не гнилая, не дыра. В Деснице моего Создателя я реально ниточка, стёклышко, сосудик в Его Плоти, как миллионы христиан всех веков и народов, в нас – у Бога все живы — живая кровь течёт. Божия кровь причастников Святых Христовых Тайн. Бог пришёл на землю, чтоб я, ниточка, сосудик, стёклышко, клеточка стала живой и нужной навеки. В первую очередь нужна я Господу. Он ради меня, ниточки, пошёл на Крест. Быть ниточкой или сосудиком в Боге, человеком-творцом, Божией дудкой, сковородой ли для блинчиков, колокольчиком залихватски-весёлым, набатом колокола или флейтой еле слышной – лишь бы Богу быть нужной — это есть полнота счастья небесного и земного. Слово счастье в церкви не звучит потому, что оно там просто живёт.

Татьяна Акуловская

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий